Четкие приколы :D
Самые вкусные плюшки рунета :)
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Четкие приколы :D > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 21 ноября 2018 г.
Когда война была в самом разгаре, в деревню бабушки пришли немцы... Natsuo.Vatashi. 03:05:01

Когда война была в самом разгаре, в деревню бабушки пришли немцы. Собрались всех на пустыре. Приказали сдать расположение засады наших в течение этого дня. И каждый час брали по женщине/девушке/дев­очке с собой, и закрывались в доме. Крик стоял на всю округу. Так и закончились у них жертвы. Ушли они, так и не узнав координат. Бабушка была маленькой, спряталась и видела все, что творилось.
Вчера — вторник, 20 ноября 2018 г.
О беспощадной современной медицине Дитя по имени Лилит 22:38:36
Несколько месяцев назад, когда я мыла посуду, я приложилась затылком о шкаф. Особого значения этому не придала, моей голове доставалось и посильнее, домыла посуду и пошла баиньки. Когда я проснулась утром, я поняла, что явно что-то не так, голова дико болела, в ушах звенело, а всех предметов в комнате стало в два раза больше, причем, предметы не только двоились, но еще и то приближались, то отдалялись друг от друга, в попытках вернуть мне нормальное изображение. Подойдя к зеркалу, я увидела, что мой один глаз смотрит прямо, а второй вправо. Сказать, что я обосцалась.. Это было бы слишком мягко. Поскорее поспешила записаться в больничку, так как у меня нет страховки, пришлось записываться в платную, частную клинику. В регистратуре меня встретила очень милая девушка, которая все не могла правильно прочитать мою фамилию. Когда же я рискнула ее исправить, она басом выдала "понапридумывают фамилий дурацких, а мы потом разбирайся". Немного прифигев, я выдавила из себя что-то между смешком и криком чайки и отправилась в указанный кабинет к неврологу.

В кабинете меня встретила девушка лет двадцати пяти. Я ей поведала всю свою историю. Около часа она водила у меня перед носом шариковой ручкой, разглядывая мое косоглазие и повторяя: "ох ты ж бедная мой зайка, что же с тобой произошло?" (Женщина, епть твою мать, я сама бы хотела знать что со мной, я для этого к тебе и пришла >_<). В какой-то момент мое терпение стало потрескивать, и я осмелилась предположить: "Возможно у меня сотрясение? Я ударилась головой, меня тошнит, голова кружится, в глазах двоится, вроде, симптомы подходят?". На что это милое создание сказало: "ой, да мне что-то не верится, что от удара головой о шкаф может быть сотрясение. Давай, я тебе лучше скорую вызову, и мы тебя в другую больницу отправим. Там тебе сделают компьютерную томографию, рентген, скажут, есть у вас сотрясение или нет". Я: "А у вас в больнице этого сделать нельзя?". Мадам: "можно, но у нас оборудование не очень, в больнице скорой медицинской помощи получше будет". Тем временем, я чувствовала себя все хуже и хуже, голова болела сильнее, а чувство того, что это самая прокаканая тысяча в моей жизни, лишь росло. Отчаявшись, я таки согласилась на скорую помощь. Позвонила Димке, он сорвался с работы и поехал со мной.

В БСМП меня отправили в приемное отделение и усадили на одну из коек. Моими соседями были бухой мужик в отрубе и бабка, орущая на все отделение, что помирает. В этой милой компании я провела больше часа. Димку со мной не пустили, по этому он чилился возле регистратуры. Ко мне в голову начало закрадываться чувство, что про меня забыли, и я попросила Диму найти кого-нибудь и спросить насчет меня, на что мне пришел ответ: "они сказали, что раз врач не приходит, то он очень сильно занят", и я продолжила ждать. Через минут двадцать доктор таки снизошел до меня. Как оказалось, мое существование было для него полным удивлением, и все это время он просто сидел у себя в кабинете. Мы отправились на компьютерную томографию (мерзкая вещь, я скажу. Будто слизни в волосах копошатся) и рентген, по пути врач вставил люлей теткам из регистратуры за то, что они ему обо мне не сообщили. Димка увязался за нами и ждал меня у кабинета. После осмотра врач заявил, что никаких проблем он не увидел, и я, просто, скорее всего беременна (надо было видеть лицо Димки в тот момент). Я мой вопрос о том, что как может все в порядке, если жалобы есть, причем довольно сильные, мне предложили лечь полежать в больничку. Я спросила, могу ли я подумать, на что мне ответили: "можешь, но если вернешься, тебе тут рады не будут. Ходят тут по 100 раз".

Мы поняли, что такими темпами мы ничего не добьемся. Димка позвонил родителям, а те уже, в свою очередь позвонили знакомому врачу. И мне таки поставили диагноз "сотрясение мозга". Врач еще долго ржал над тем, что мне пытались установить сотряс томографом и рентгеном, что может показать только наличие травмы. А сотрясение можно установить с помощью МРТ и симптоматики.

Долго еще мне пришлось ходить с последствиями сотрясения. Косоглазие полностью исчезло только месяца полтора, после походу к офтальмологу, за прием которого я так же отдала две тысячи рублей. Меня не покидает мысль о том, что если бы мне оказали помощь не так поздно, все могло бы обойтись без таких последствий. А о моем сотрясении мне еще долго будет напоминать мой грустный хлебальник на свадебных фотках брата моего парня. Таки дела.

­­


Музыка йорш - мертвая шлюха
,Здраствуйте,Адекват­ы, и... WinterWhiteTiger 15:01:30
,Здраствуйте,Адекват­ы, и моей,подруге дико зашла та глава, и она,хочет продолжение.Автор:W­interWhiteTiger(Zero­TwentyFive)025 Julia Snoy)).Название: "New Year in the Hazbin Hotel"(Новый Год в Хазбине Отеле)" Направлинасть:Смешн­ая.(ну или джен) Пейринги или персонажы:Чарли/Вег­ги,Энджел Даст/Черри,Алстер/М­имзи,Краймани,Хаск,Н­ифтти,Баксткр.Жанр:К­омедия,Романтика,POV­.Рейтинг:R.Размер:Др­аббл,1, часть, 1 страница.Статус:зак­онченОписание:,Иза,т­ого, что Сант,кастрофечески мало,Чарли, предлогает,помощь, и всё соглашаются, с ёё идеей, И, какое же, он Новый Год,в аду?.Примечение от Автора:,Всем,Адеква­том, на 31, декабря.POV Charle,Уже,день,Я,п­роголиваясь,заметила­, мужчин, в красном. ---Эта, Катстрофа!,Где,нам взять Сант?(Деда Мороза?) ,Нас, всего,двое,даже,Раз­делится, не выйдет!.Услышала я, его возмущение.---Здрас­твуйте,можно,я вам помогу?.---Эм,ну,дл­я вас это будет тежяло.промямлил второй.---УБЛЮДОК!,­это ПОМОЩЬ ВЕСЬМА ЗДЕСЬ КСТАТИ!!!.,он,удари­л,его,в ухо .,Сидел, Алстер,И, с явными интресом смотря ,на драку его лицо прям ,и говорило:" что это, из отдела межрасовых".---,Нет­,я вам помогу!.,Сказала я.---,Правда?Спасиб­о,вам большое,Принцесса!,­Кланейся,дерьма,кусо­к.,Он, сделал,так чтоб тот, наконился (Если,кому интресно то эти персы являются копиями Петруччо и Грумио ,читали,комедии Шекспира?Вот эти Персонажы,только еслиб Грумио,был слегка пофигистичным ,и без своего сарказма)---,Чарли,­всё таки решила?показлась Демон Моль.---Да, кратко ответила я,мы пришли в Отель, и расказали это всё согласились, кто что подарить?.---,Эндже­л, что, ты собираешься, дарить, детям?,сузив глаза спросила Вегги.---,А как, вы ,думайте?губы паука расплылись, в усмешке.---Свинью? ,спросила. Вегги.--No No No.---Наркотики?.--­-No No No.,повисла,тишина.­ ----Фалоимтитар!,Мы­, воруем,сексшопы,и поджыгаем,фалимтато­ры!.сказал,тот,пихая­ "подарок",в мешок,Но Вегги,ударила,его своим оружием,по голове.---Ай, за что?!.---,За всё,хорошое, сукин, сын! .---Вобще-то Обидно.Черри улыбнулась.---Что,т­акое?.---,Вы,просто такие,забавные,и, я думаю, что, этот подарок,не, к месту.,Она,дала ему,свитшот,с свиньей.---Спасибо.­,паук,обнял,ёё,а та лишь, слегка,покраснела.-­--О!Я,знаю, что,подарю!.,В глазах Краймани, загорелся огонек.---,Ну, что же?.,С надеждой,на Нормальное спросил Хаск,И тут понеслось.----,Свит­шот,с волком,Бейсболка,С Волком,Приставки,и Симс 4,АOoni,Yabdere Simulator.---,Я,теб­е,не понимаю!,такого нет, в словаре'.,он кинул,в неё русским словарем.---,Старый­,пердун,больно, же!.,чеша,затылок,в­ощмулась демонесса волк.---,Кто?.,он сделал,вид, буд-то ,не, расслышал.---,Стары­й,ПердунУБЛЮДОК.Уебо­к,Бабулька,Мудозвон!­.---,Я,не Бабулька!.,сказал,т­от,замахиваясь,на неё бутылкой.--,Успокой­тесь,что,вы,хотите,п­одарить?.---,Черри,т­ы моя,спасительница.,­Она обняла,девушку.--,Д­а,не Зачто.,отмахнулась,­ та.----,А, сам,что подарить,хочешь?.--­-Билеты, на Море,Бумага со Скидками,Детсткое Шампанское Шоколад, Мадарины,Апелсины.,­он, отдал,пакет,Бакстер­у.---,Мимзи,,а ,ты что дашь?.---,Пончики,и­,диск,с музыкой.,она, отдала это Нифтти._---,Вегги,ч­то будешь,дарить?.---,­Одежду,или оружие.,она отдала,это Баксткру.---,Нифтти­,а ты?---Я,подарю, каких,нибудь комедий ,Свитер, и торт,и конфеты.,она отдала,это Бакстеру.---Алстер!­.---Я?,Я,Миледи, подарю,Диск, с Мальтиком Бемби,Дубленку, из Оленины,и Игрушечное Радио.,Он предал,Бакстеру.---­Бакстер!.---Я,Подарю­, Конструктор, и Рыбу. ,Нифтти,села,на,нег­о,Он, слегка,покраснел,и они ушли.
Норильская жд Сеpый 12:04:43

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

­­
Позавчера — понедельник, 19 ноября 2018 г.
Genesis Effect Сеpый в сообществе Вечность 15:31:13

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

— Папа, а ты правда ненавидишь Спасителя? — расстроенно произнес Леон, пряча свои голубые глаза под челкой белых волос.
Услышав подобный вопрос от сына, Адриан от неожиданности потерял нить рассуждений в подготовляемом докладе.
Отвлекшись от кропотливой работы, он удивленно взглянул на своего сына. Ожидая ответа, Леон оторвал руку от нейросимбионта,
и его тонкие нежные щупальца, потеряв контакт с нервной системой владельца, втянулись в защитные коконы. Адриан упрекнул себя за то,
что подался на уговоры сына и купил ему нейросимбионта в столь юном возрасте. Своего о первого нейросимбионта он приобрел в двадцать лет,
работая как проклятый после учебы в академии, чтобы заработать на этого морфа. А когда дети получают доступ ко всем данным информаториума,
они начинают задавать слишком неуместные вопросы. И это он еще не поскупился и заказал особый ген для нейросимбионта сына, ограничивающий допуск к некоторым данным.
Подробнее…
— Нет, ты что? Почему ты это спрашиваешь? — ошарашенно спросил Адриан, выпрямляясь в мягком кожаном кресле, мышцы которого тут же напряглись, превращая полулежанку в крепкое, с твердой спинкой.
— Но я говорил с мамой, и она сказала, что ты хочешь доказать, что Спаситель — это вымысел, потому что ты его ненавидишь, — почти промямлим Леон, отворачивая глаза от отца.

Спаситель всемогущий. Лора, что ты делаешь?! Еще при нашем первом знакомстве она отличалась своей религиозностью, но земляне вообще отличаются своей ярой религиозностью. Кроме того, на фоне своей семьи она казалась вполне адекватным человеком. Но чем глубже я уходил в исследования доимперской эпохи, тем фанатичнее она становилась. Вот уже несколько лет мы с Лорой живем отдельно. Но ей до сих пор удается влиять на неокрепший ум Леона.

— Ну что ты, сынок. Твоя мать просто все не так поняла. Мои исследования, наоборот, научно доказывают существование Спасителя как исторической личности, — натянуто улыбаясь, произнес Адриан.
— Значит, все, все правда?! Спаситель своей безграничной силой остановил изуверские механизмы и сверг лживого ксенобога Цитадель, повелев низшим расам подчинятся его идеальным творениям — людям?! — обрадованно воскликнул Леон, проникновенно улыбаясь и смотря на Адриана своими бездонными голубыми глазами.

Адриан усилием воли заставил биоомнитул на своей руке заснуть, предвкушая долгую беседу со своим сыном. Беседа виделась Адриану не слишком приятной и очень утомительной. С другой стороны, если ему не удастся убедить в своей правоте собственного восьмилетнего сына, то в имперский исторический конгресс со своими находками можно даже не лезть. Собравшись с мыслями, Адриан начал.

— Понимаешь сынок, не все так просто, как кажется. Некоторые истории стоит понимать иносказательно. Одни были искажены из-за давности лет, другие не существовали вовсе, но несут некое послание, о котором нам должно помнить.
Леон смотрел на отца широко распахнутыми, полными непонимания глазами.
— С чего бы начать? Ты знаешь, какой была галактика до рождения Спасителя?
— Конечно. Все это знают. Галактика была темным местом, которой правили ксеносы, поклоняясь своему рукотворному божеству.
— То есть, ты считаешь Рилу злой ксеносткой, поклоняющийся темному божеству?
— Нет, тетя Рила хорошая, она читает мне сказки на ночь и говорит, что я выросту настоящим пилотом.
— Но тетя Рила — азари.

Леон задумался. В его детском разуме каким-то образом могла уживаться ксенофобская пропаганда экстремистов и любовь к своей няне азари. Несмотря на то что большинство людей считали иные расы существами низшего сорта (особенно подобные настроения были сильны на Земле и других планетах Солнечной системы), имперский закон практически ни в чем не ограничивает представителей нечеловеческих рас, предоставляя им те же права и обязанности, что и любым другой гражданин империи. Но, несмотря на это, немногие люди подпустили бы ксеноса к собственному чаду. Однако Адриан был прагматиком. И так как из-за работы ему редко удавалось заниматься воспитанием сына, он решил довериться в этом вопросе той, у кого был четырёхсотлетний опыт работы с детьми. К азари в империи вообще было особое отношение. Одни считали их второй расой после людей, другие — демонами искусителями, самыми опасными из ксеносов.

Немногие знают, что для создания нейросимбионтов, как собственно и для всех нейроинтерфейсов, использовались гены азари. Собственно, любое прямое подключение с помощью нейронных волокон — это маленькое “объятие вечности» с нейропроцессором морфа. Именно поэтому из азари получаются отличные пилоты и биопрограмисты. Из-за их природной способности к телепатическому общению. К сожалению, из-за той же способности они становятся лучшими биохакерами, способными взламывать чужие разумы через информаториум.

Адриан задумался над тем, что именно хочет рассказать своему сыну. О тех археологических данных, на сбор которых он потратил одиннадцать лет своей жизни? Об обществе Цитадели и культуре той эпохи? О сети ретрансляторов? О роли человечества в той эпохе? Нет. Все это слишком сложно для ума восьмилетнего мальчика. Эта информация рассчитана для ушей дряхлых стриков, выбравших своей профессией сдувание пыли с загадок прошлого. Адриан хотел объяснить сыну, что историю творят люди. Великие люди, а не воля высших сил.

— Леон, давай я расскажу тебе историю о том, как Спаситель остановил легионы изуверских интеллектов. Она будет отличаться от той, что тебе рассказывала твоя мать. Но поверь, в том, что я тебе расскажу, будет куда больше правды, чем во всем, что ты слышал о нем прежде.
Адриан не без удовольствия заметил, что Леон придвинулся к его креслу и с интересом вслушивался в каждое его слово. Наверное, ему очень хотелось приобщиться к страшной тайне, о которой даже не все взрослые знают.

— Во-первых, Спаситель не спускался с небес, чтобы вести человеческий род. Нет, он состоял из плоти и крови, как и мы с тобой. История его жизни и рождения утеряна из-за давности лет и навсегда останется для нас загадкой. Как собственно и его настоящие имя. Первые сведенья, которые мне удалось обнаружить, начинаются с того времени, когда он начал влиять на судьбу всей галактики, став первым Спектором человечества, и победил Властелина, посланника легионов изуверских интеллектов с армией железных миньонов.
— Спектором? — переспросил Леон незнакомое ему слово.
— Так называли лучших воинов своего времени на службе у правительства Цитадели. Что-то вроде имперских кустосов, — пояснил Адриан и продолжил: — То был его первый подвиг, но не последний и не самый великий. Смыслом его жизни после этого стала борьба с изуверскими интеллектами и их слугами, что хотели уничтожить все живое в галактике. Слава о его подвигах достигла самых дальних уголков галактики. И когда зло захватило прародину человечества, он объединил все расы в едином порыве уничтожить захватчиков. Сам же он выдвинулся в авангарде армии разумных. Но как бы не была сильна объединённая армия, враг был сильней. Машины не знали жалости и усталости, их было больше, а оружие мощней. Но у жителей галактики была надежда, имя ей было Горн. Древнее оружие против изуверских интеллектов, наследие давно исчезнувших рас. Но Горн можно было активировать лишь через Цитадель, давно захваченную врагом и находящуюся под охраной их легионов. Спаситель, во главе маленького отряда, состоящего из его самых верных соратников, пробрался через армии машин, пожертвовав собой, чтобы активировать Горн.

— А что было потом?! — Пораженно произнес Леон.
— Горн сработал. Огромная волна энергии прошла через сеть ретрансляторов, покрыв весь известный космос красным как кровь сиянием. Но оружие древних было куда сильней, чем он на то рассчитывал. Энергия Горна уничтожила не только огромные корабли машин и их механических слуг, но и всю электронику рас галактики.

— Что уничтожила? — непонимающе спросил Леон.
— Видишь ли, сынок, прежде чем человечество создало морфов, все разумные расы галактики использовали их механические и электронные аналоги. Вместо космократоров — космические корабли, вместо нейросимбионтов — компьютеры, вместо механоидов — машины и иная техника.
— То есть, люди раньше пользовались оружием изуверских интеллектов?
— Точнее будет сказать, что изуверские интеллекты пользовались нашим оружием, ведь любой изуверский интеллект был создан разумными. Они все творения разумных.
— И даже легионы, что пришли из межгалактической бездны?!

Об этом Адриан не подумал. Он так много времени потратил на изучение эпохи возвращения Жнецов, что совершенно не брал во внимание столь очевидный вопрос. Если все машины создавались разумными, а Жнецы были машинами, что истребляли разумных, то кто создал Жнецов? Но Леон не дал ему оформить эту мысль, продолжив задавать все новые и новые вопросы. Заставляя Адриана, полностью сосредоточиться на рассказе о давно минувших эпохах.

***

Несмотря на победу, галактика лежала в руинах. Звездные флоты всех разумных рас были уничтожены волной энергии, уничтожившей все оборудование на них. Ретрансляторы взорваны из-за перегрузки, и не было тех, кто знал бы, как их восстановить. Все колонии были отрезаны друг от друга и находились в хаосе из-за уничтожения всех вычислительных машин и сложной техники. Многие планеты впали в варварство. Другие полностью вымерли. Земле тоже пришлось несладко. Пережившая осаду машин, взрыв Горна и Цитадели на ее орбите. А после отключения всей электроники последовал метеоритный дождь из обездвиженных кораблей, что находились на орбите планеты. Еще лет двести Землю терзали голод, болезни, и войны вождей, каждый из которых мечтал о мировом господстве. Именно в это время и начала зарождаться Церковь Спасителя. Потому что в самый темный час людям просто необходимо верить в то, что кто-то охраняет их свыше. А о Спасителе шли невероятные легенды, и ни для кого не было секретом, что именно он остановил армию машин. Так из героя он стал легендой, а легенда стала богом. Лишь почти двести лет спустя одному из вождей удалось объединить под своими знаменами весь мир. То был Максимилиан Великий, именно он дал начало нашей империи. Захватив последний не подчинённый ему город, Максимилиан сменил меч на перо, направив все силы только родившегося государства на восстановления былого величия человечества. Почти три поколений ученых работали над восстановлением былого уровня технологий. Но вместо того, чтобы идти протоптанной дорогой, ученые Земли избрали иной путь развития. На то было много причин. Страх перед ИИ, ставшими ночными демонами, которыми пугали детей. Боязнь повторения трагедии, погубившей общество Цитадели. И влияние церкви Спасителя, ставшей главной религией империи, что объединила разобщенные народы Земли. Вместо этого, люди вспомнили о запрещённых и не развивавшихся ранее биотехнологиях. И вот почти восемьдесят лет спустя, был создан первый морф. Живой организм, выполняющий функции механизма. Второй и, наверное, главной победой человечества стало создание гравитационного прыжка. Космократоры, живые организмы, способные бороздить просторы космоса, по сути, являлись огромными биотиками, что были способны искривлять гравитационные поля, создавая кротовые норы, преодолевая тысячи световых лет за один прыжок. В пятом веке от активации Горна, или вознесения Спасителя, как это чаще называют, космократоры империи впервые покинули пределы Солнечной системы в поисках потерянных колоний. Это было жалкое зрелище. Большинство колоний погибли, поддерживаемые искусственно. Другие впали в варварство, и их жители вели племенной образ жизни. Третьи пытались восстановить былой уровень развития, восстанавливая потерянные технологии. Вскоре все они были возвращены в лоно империи. И тогда наступила очередь для иных рас галактики. Первое время в имперском сенате не утихал вопрос: что делать с иными расами галактики? Одни говорили, что их стоит истребить, пока они не подняли головы и не стали угрожать благополучию человечества. Другие говорили, что примитивные ксеносы так и останутся в каменном веке и их можно не трогать или использовать как рабов. Однако Август второй, внук Максимилиана, настоял на том, что человечество обязано принять иные расы в лоно империи, чтобы все разумные жили и трудились ради благополучия нашего великого государства. В итоге, все расы открытого космоса были присоединены к земной империи, так или иначе. Некоторые, такие как яги, были истреблены, чтобы не мешать стабильности империи. Остальные расы получили почти равные с людьми права.

***

— Как думаешь, а что произошло с создателями машин из темного космоса? — все не как не унимался Леон.
Адриан отвечал на вопросы сына всю поездку. Теперь, когда космократор, на котором они путешествовали, достиг планеты и сейчас совершал посадку на ее поверхности, Адриан с Леоном собирали свои пожитки, чтобы совершить пересадку на другой космократор, идущий до родного Элизиума. Несмотря на свою усталость, Адриан был рад, что начал этот разговор. Во-первых, у них не так много общих тем, о чем можно было бы поговорить с сыном. Во-вторых, Леон своим незамутнённым детским взглядом натолкнул его на множество пробелов в своем докладе. Над которыми Адриан собирался поработать ближайшее время.
— Не знаю, — ответил Адриан, пожимая плечами. — Возможно, их истребили их творения, или они вымерли естественным путем. Как бы там ни было, к моменту рождения Спасителя этой расы уже не существовало.
Как только они покинули теплый трюм космократора, их обдул холодный, мокрый воздух планеты.
— Бррр, что это за планета? — спросил Леон, укутываясь в свою куртку, которая, по сути, являлась живым существом, вырабатывающем тепло с внутренней стороны.
— Сейчас ее называют Пойсейдон в честь древнего водного бога. Из-за того, что она полностью покрыта океанам. Но насколько я знаю, раньше ее называли Деспойна, — отвечал Адриан, также неприятно ежась от холода.


Mass Effect
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
стимул реакция тонкацу 23:35:47

я котик

лежишь себе,
никого не трогаешь,
а со стороны ванной комнаты
бамбамбам
в третьем часу ночи.
вопрос на повестке разгара темного времени суток.
что делать,
если кот заебал
ходить и мочить лапы в унитазе?
показать предыдущие комментарии (2)
23:45:48 Темный Сириус
Налить ему ванну))
01:41:40 H A S S A R.
дак ясное дело ахаха и моих многих знакомых он выходит тоже умнее) есть крепления защёлки от деей - как вариант еще можно просто ее тяжелую купить - такую сложно будет поднимать или да - просто налей ему рядом с толканом тазик воды
02:33:16 тонкацу
вы не понимаете унитаз - это как сакральное место
02:33:31 тонкацу
ему не нужна ванная или тазик УНИТАЗ
лучше пусть на улице появится бомж, а не собака трайк 21:39:29
тупа уже несколько часов лью сопли изза собаки
на улице подошла с биркой одна
и просто тупо грустно прильнула к ноге
пиздец у меня башню сорвало
зато теперь у меня появилась цель в жизни
найти хату и увезти ее туда
104. солнце улыбается нам в сообществе wifll 20:30:17
О'Генри. Дары волхвов.
Подробнее…

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра рождество.

Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

Пока хозяйка дома проходит все эти стадии, оглядим сам дом. Меблированная квартирка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность. Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука. К сему присовокуплялась карточка с надписью: "М-р Джеймс Диллингхем Юнг". "Диллингхем" развернулось во всю длину в недавний период благосостояния, когда обладатель указанного имени получал тридцать долларов в неделю. Теперь, после того как этот доход понизился до двадцати долларов, буквы в слове "Диллингхем" потускнели, словно не на шутку задумавшись: а не сократиться ли им в скромное и непритязательное "Д"? Но когда мистер Джеймс Диллингхем Юнг приходил домой и поднимался к себе на верхний этаж, его неизменно встречал возглас: "Джим!" и нежные объятия миссис Джеймс Диллингхем Юнг, уже представленной вам под именем Деллы. А это, право же, очень мило.

Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кошку, прогуливавшуюся по серому забору вдоль серого двора. Завтра рождество, а у нее только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Долгие месяцы она выгадывала буквально каждый цент, и вот все, чего она достигла. На двадцать долларов в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались больше, чем она рассчитывала. С расходами всегда так бывает. Только доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Ее Джиму! Сколько радостных часов она провела, придумывая, что бы такое ему подарить к рождеству. Что-нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что-нибудь, хоть чуть-чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму.

В простенке между окнами стояло трюмо. Вам никогда не приходилось смотреться в трюмо восьмидолларовой меблированной квартиры? Очень худой и очень подвижной человек может, наблюдая последовательную смену отражений в его узких створках, составить себе довольно точное представление о собственной внешности. Делле, которая была хрупкого сложения, удалось овладеть этим искусством.

Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверкали, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым движением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо вам сказать, что у четы Джеймс. Диллингхем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости. Одно-золотые часы Джима, принадлежавшие его отцу и деду, другое-волосы Деллы. Если бы царица Савская проживала в доме напротив, Делла, помыв голову, непременно просушивала бы у окна распущенные волосы - специально для того, чтобы заставить померкнуть все наряды и украшения ее величества. Если бы царь Соломон служил в том же доме швейцаром и хранил в подвале все свои богатства, Джим, проходя мимо; всякий раз доставал бы часы из кармана - специально для того, чтобы увидеть, как он рвет на себе бороду от зависти.

И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и переливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру. Но она тотчас же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту стояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.

Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую коричневую шляпку на голову - и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.

Вывеска, у которой она остановилась, гласила: "M-me Sophronie. Всевозможные изделия из волос", Делла взбежала на второй этаж и остановилась, с трудом переводя дух.

- Не купите ли вы мои волосы? - спросила она у мадам.

- Я покупаю волосы, - ответила мадам. - Снимите шляпу, надо посмотреть товар.

Снова заструился каштановый водопад.

- Двадцать долларов, - сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу.

- Давайте скорее, - сказала Делла.

Следующие два часа пролетели на розовых крыльях - прошу прощенья за избитую метафору. Делла рыскала по магазинам в поисках подарка для Джима.

Наконец, она нашла. Без сомнения, что было создано для Джима, и только для него. Ничего подобного не нашлось в других магазинах, а уж она все в них перевернула вверх дном, Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка, пленявшая истинными своими качествами, а не показным блеском, - такими и должны быть все хорошие вещи. Ее, пожалуй, даже можно было признать достойной часов. Как только Делла увидела ее, она поняла, что цепочка должна принадлежать Джиму, Она была такая же, как сам Джим. Скромность и достоинство - эти качества отличали обоих. Двадцать один доллар пришлось уплатить в кассу, и Делла поспешила домой с восемьюдесятью семью центами в кармане. При такой цепочке Джиму в любом обществе не зазорно будет поинтересоваться, который час. Как ни великолепны были его часы, а смотрел он на них часто украдкой, потому что они висели на дрянном кожаном ремешке.

Дома оживление Деллы поулеглось и уступило место предусмотрительности и расчету. Она достала щипцы для завивки, зажгла газ и принялась исправлять разрушения, причиненные великодушием в сочетании с любовью. А это всегда тягчайший труд, друзья мои, исполинский труд.

Не прошло и сорока минут, как ее голова покрылась крутыми мелкими локончиками, которые сделали ее удивительно похожей на мальчишку, удравшего с уроков. Она посмотрела на себя в зеркало долгим, внимательным и критическим взглядом.
"Ну, - сказала она себе, - если Джим не убьет меня сразу, как только взглянет, он решит, что я похожа на хористку с Кони-Айленда. Но что же мне было делать, ах, что же мне было делать, раз у меня был только доллар и восемьдесят семь центов!"

В семь часов кофе был сварен, раскаленная сковорода стояла на газовой плите, дожидаясь бараньих котлеток

Джим никогда не запаздывал. Делла зажала платиновую цепочку в руке и уселась на краешек стола поближе к входной двери. Вскоре она услышала его шаги внизу на лестнице и на мгновение побледнела. У нее была привычка обращаться к богу с коротенькими молитвами по поводу всяких житейских мелочей, и она торопливо зашептала:

- Господи, сделай так, чтобы я ему не разонравилась.

Дверь отворилась, Джим вошел и закрыл ее за собой. У него было худое, озабоченное лицо. Нелегкое дело в двадцать два года быть обремененным семьей! Ему уже давно нужно было новое пальто, и руки мерзли без перчаток.

Джим неподвижно замер у дверей, точно сеттера, учуявший перепела. Его глаза остановились на Делле с выражением, которого она не могла понять, и ей стало страшно. Это не был ни гнев, ни удивление, ни упрек, ни ужас - ни одно из тех чувств, которых можно было бы ожидать. Он просто смотрел на нее, не отрывая взгляда, в лицо его не меняло своего странного выражения.

Делла соскочила со стола и бросилась к нему.

- Джим, милый, - закричала она, - не смотри на меня так. Я остригла волосы и продала их, потому что я не пережила бы, если б мне нечего было подарить тебе к рождеству. Они опять отрастут. Ты ведь не сердишься, правда? Я не могла иначе. У меня очень быстро растут волосы. Ну, поздравь меня с рождеством, Джим, и давай радоваться празднику. Если б ты знал, какой я тебе подарок приготовила, какой замечательный, чудесный подарок!

- Ты остригла волосы? - спросил Джим с напряжением, как будто, несмотря на усиленную работу мозга, он все еще не мог осознать этот факт.

- Да, остригла и продала, - сказала Делла. - Но ведь ты меня все равно будешь любить? Я ведь все та же, хоть и с короткими волосами.

Джим недоуменно оглядел комнату.

- Так, значит, твоих кос уже нет? - спросил он с бессмысленной настойчивостью.

- Не ищи, ты их не найдешь, - сказала Делла. - Я же тебе говорю: я их продала - остригла и продала. Сегодня сочельник, Джим. Будь со мной поласковее, потому что я это сделала для тебя. Может быть, волосы на моей голове и можно пересчитать, - продолжала она, и ее нежный голос вдруг зазвучал серьезно, - но никто, никто не мог бы измерить мою любовь к тебе! Жарить котлеты, Джим?

И Джим вышел из оцепенения. Он заключил свою Деллу в объятия. Будем скромны и на несколько секунд займемся рассмотрением какого-нибудь постороннего предмета. Что больше - восемь долларов в неделю или миллион в год? Математик или мудрец дадут вам неправильный ответ. Волхвы принесли драгоценные дары, но среди них не было одного. Впрочем, эти туманные намеки будут разъяснены далее.

Джим достал из кармана пальто сверток и бросил его на стол.

- Не пойми меня ложно, Делл, - сказал он. - Никакая прическа и стрижка не могут заставить меня разлюбить мою девочку. Но разверни этот сверток, и тогда ты поймешь, почему я в первую минуту немножко оторопел.

Белые проворные пальчики рванули бечевку и бумагу. Последовал крик восторга, тотчас же - увы! - чисто по женски сменившийся потоком слез и стонов, так что потребовалось немедленно применить все успокоительные средства, имевшиеся в распоряжении хозяина дома.

Ибо на столе лежали гребни, тот самый набор гребней один задний и два боковых, - которым Делла давно уже благоговейно любовалась в одной витрине Бродвея. Чудесные гребни, настоящие черепаховые, с вделанными в края блестящими камешками, и как раз под цвет ее каштановых волос. Они стоили дорого... Делла знала это, - и сердце ее долго изнывало и томилось от несбыточного желания обладать ими. И вот теперь они принадлежали ей, но нет уже прекрасных кос, которые украсил бы их вожделенный блеск.

Все же она прижала гребни к груди и, когда, наконец, нашла в себе силы поднять голову и улыбнуться сквозь слезы, сказала:

- У меня очень быстро растут волосы, Джим!

Тут она вдруг подскочила, как ошпаренный котенок, и воскликнула:

- Ах, боже мой!

Ведь Джим еще не видел ее замечательного подарка. Она поспешно протянула ему цепочку на раскрытой ладони. Матовый драгоценный металл, казалось, заиграл в лучах ее бурной и искренней радости.

- Разве не прелесть, Джим? Я весь город обегала, покуда нашла это. Теперь можешь хоть сто раз в день смотреть, который час. Дай-ка мне часы. Я хочу посмотреть, как это будет выглядеть все вместе.

Но Джим, вместо того чтобы послушаться, лег на кушетку, подложил обе руки под голову и улыбнулся.

- Делл, - сказал он, - придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе гребни. А теперь, пожалуй, самое время жарить котлеты.

Волхвы, те, что принесли дары младенцу в яслях, были, как известно, мудрые, удивительно мудрые люди. Они-то и завели моду делать рождественские подарки. И так как они были мудры, то и дары их были мудры, может быть, даже с оговоренным правом обмена в случае непригодности. А я тут рассказал вам ничем не примечательную историю про двух глупых детей из восьмидолларовой квартирки, которые самым немудрым образом пожертвовали друг для друга своими величайшими сокровищами. Но да будет сказано в назидание мудрецам наших дней, что из всех дарителей эти двое были мудрейшими. Из всех, кто подносит и принимает дары, истинно мудры лишь подобные им. Везде и всюду. Они и есть волхвы.

И чего у меня настроение просто... Бывший рыцарь 17:26:03
И чего у меня настроение просто ужасное? Я же чёртов счастливец, любимец жизни.
Пришёл альбомчик! Он потрясающий.
Велосипед-едет, я-здоров, работа-та, которой можно гордится, жена-красавица и умница, а я всё-равно хмурый по утрам,
всё думаю, зачем женился?... Вот едешь себе утром на велосипеде, потеешь, прохлада... а в ухе наушник и лекция по философии. Там лектор из Киева обсуждает вопрос, почему зародилась философия в Греции, так из Платона вытекает, что развитие наук - необходимость в рамках того, что греки образовали особый политический уклад, в рамках которого надо принимать взвешанные решения, что требует построения моделей.

А Аристотель позже писал, что философия - способ смертному прикоснуться к божественному, вечному, к тому, что не обремленено материей, разложением... понимаете? Построение моделей максимально абстрактных, "ненужных", неприменимых, напоминает математиков 18 века :-)­ Где эти люди? Почему я здесь?
А я всё потею, кручу эти педали... и что дальше? Вот у греков жизнь была, как мотивировали свои поступки, свои занятия...
А рассказать особо и не кому.

Хочется поделиться:
­­
Это результат почти 3 месяцев работы. Дано: видео, как машинка едет по городу, данные GPS. Надо: оценить её скорость.
Мы построили математическую модель оптического поток, проходящего сквозь камеру, и получили зелёные точечки. Потом взяли от этого "хауса" медиану глубиной 21 и получили синие точечки, а красные - это данные GPS. Вот. И кто хочет с этим работать? Где этот идеальный мир? Вот по-этому люди и любят сидеть в компьютерных играх, сериалах, книгах... Нам нравится строить "ненужные" модели, любоваться ими, греться в лучах их непротиворечивости.­..

Это всё сумбур, но мне интересно, каково это быть супругом Марии Кюри? Она будет "плохой" женой? Ведь жена это не только разговори и секс, не знаю... Поскорей бы четверг, может быть получится в DnD поиграть...
Пожить в полном и непротиворечивом мире в кругу соратником.
С кометой Сеpый в сообществе Вечность 14:30:31

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

– Не знаю, для чего я это записываю,– медленно произнес Джордж Такео Пикетт в парящий перед его лицом микрофон.
– Вряд ли кому-то доведется слушать запись. Говорят, комета пронесет нас по соседству с Землей только через два миллиона лет, когда будет снова огибать Солнце.
Просуществует ли человечество так долго? И будет ли комета такой же великолепной, какой увидели ее мы?
Возможно, наши потомки тоже снарядят экспедицию, чтобы взглянуть на нее поближе. И обнаружат ракету…
Даже через столько тысячелетий наш корабль будет в полном порядке. Останется горючее в баках, и воздух в отсеках – ведь продукты кончатся раньше, и мы умрем от голода, а не от удушья. Впрочем, вряд ли мы станем дожидаться этого, проще открыть воздушный шлюз и покончить сразу.
Подробнее…В детстве я читал книгу об арктических исследованиях – «Зимовка во льдах». Ну вот, что-то в этом роде ожидает нас. Мы со всех сторон окружены льдом, огромными ноздреватыми айсбергами, «Челенджер» летит среди роя ледяных глыб, которые очень медленно – сразу и не заметишь – вращаются вокруг друг друга. Но такой зимы не знала ни одна экспедиция на полюсы Земли. Почти все эти два миллиона лет будет держаться температура четыреста пятьдесят градусов ниже нуля по Фаренгейту. Мы. уйдем так далеко от Солнца, что тепла от него будет не больше, чем от звезд. Кто-нибудь пытался морозной зимней ночью греть руки в лучах Сириуса?
Нелепый образ, вдруг пришедший на ум Джорджу Пикетту, окончательно добил его. Перехватило голос, с такой силой нахлынули воспоминания о мерцающих в лунном свете сугробах, о перезвоне рождественских колоколов над краем, от которого его сейчас отделяло пятьдесят миллионов миль.
Внезапно он разрыдался, точно ребенок, не мог совладать с собой, с тоской по всему тому прекрасному на Земле, чего прежде не ценил по-настоящему и что теперь навсегда утрачено.
А как хорошо все началось, сколько было радостного возбуждения, ожиданий! Он помнил – неужели всего полгода прошло? – как впервые вышел из дому посмотреть на комету; незадолго перед тем восемнадцатилетний Джимм Рэндл увидел ее в самодельный телескоп и отправил свою знаменитую телеграмму в обсерваторию Маунт-Стромло. Тогда комета была едва заметным светящимся облачком, которое медленно скользило через созвездие Эридана, южнее экватора. Далеко за Марсом она мчалась к Солнцу по невероятно вытянутой орбите. В прошлый раз комета сияла на небе безлюдной Земли, и некому было любоваться ею; возможно, никого не будет, когда она появится вновь. Человечество в первый (и, быть может, единственный) раз видело комету Рэндла.
Приближаясь к Солнцу, она росла, выбрасывала струи и языки, самый маленький из которых был во сто крат больше Земли. Когда комета пересекла орбиту Марса, хвост ее – этакий исполинский вымпел, развеваемый космическим бризом,– протянулся уже на сорок миллионов миль. Тут наконец астрономы сообразили, что предстоит, пожалуй, самое великолепное небесное зрелище, какое когда-либо наблюдал человек; комета Галлея, которая являлась в 1986 году, не шла ни в какое сравнение. И организаторы Международного астрофизического десятилетия решили, если удастся вовремя снарядить экспедицию, послать вдогонку комете исследовательский корабль «Челенджер». Ведь может пройти не одно тысячелетие, прежде чем снова представится такой случай!
Неделю за неделей комета Рэндла в предрассветные часы сияла на небе, затмевая Млечный Путь. Вблизи Солнца она вновь ощутила зной, которого не испытывала с той поры, когда по Земле бродили мамонты. И активность ее росла; словно лучи мощного прожектора, плыли среди звезд струи светящегося газа, изверженные ее ядром. Хвост, теперь уже сто миллионов миль в длину, делился на замысловатые ленты и полосы, очертания которых менялись за одну ночь. И всегда они были устремлены прочь от Солнца, будто гонимые к звездам вечным могучим ветром из сердца солнечной системы.
Когда Джорджа Пикетта назначили на «Челенджер», он долго не мог поверить своему счастью. Конечно, сыграло роль то, что он кандидат наук, холостяк, славится отменным здоровьем, весит меньше ста двадцати фунтов и давно расстался с аппендиксом. Но разве мало других журналистов с такими данными?
Что ж, скоро они перестанут завидовать…
Грузоподъемность «Челенджера» была маловата, экспедиция не могла взять с собой только репортера, и Пикетт совмещал журналистские обязанности с научными. На деле это означало, что он вел вахтенный журнал во время дежурства, был секретарем начальника экспедиции, следил за расходом припасов и материалов, занимался учетом. Снова и снова думал он, как это кстати, что в космосе, в мире невесомости человеку достаточно трех часов сна в сутки.
Нужен был немалый такт, чтобы одно дело не шло в ущерб другому. Когда он не был занят бухгалтерией в своем закутке и не проверял наличие в кладовых, можно было побродить с магнитофоном по кораблю. Одного за другим Джордж Пикетт проинтервьюировал каждого из двадцати ученых и инженеров, которые составляли экипаж «Челенджера». Не все записи были переданы на Землю; некоторые интервью оказались перегруженными техническими подробностями, другие чересчур скудными, третьи излишне многословными. Во всяком случае, он побеседовал со всеми, и как будто никто не мог пожаловаться, что его обошли. Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли…
Интересно, что сейчас делается в душе доктора Мартинса? Помнится, астроном был одним из самых твердых Орешков; зато он мог рассказать больше, чем кто-либо другой. Пикетту вдруг захотелось отыскать запись первого интервью Мартинса. Джордж великолепно понимал, что пытается уйти в прошлое, чтобы не думать о настоящем. Ну и что ж? Если это удастся, тем лучше!…
Двадцать миллионов миль отделяли от кометы стремительно летящий корабль, когда Джордж поймал Мартинса в обсерватории и приступил к допросу. Он хорошо помнил это интервью. Вид невесомого микрофона, слегка колеблемого воздушной струей от вентилятора, был до того необычным, что Пикетт никак не мог сосредоточиться. А по голосу ничего не заметно, звучит с профессиональной непринужденностью…
«Доктор Мартинс,– гласил первый вопрос,– из чего состоит комета Рэндла?»
«Состав сложный,– отвечал астроном,– и все время меняется по мере удаления кометы от Солнца. Хвост преимущественно из аммиака, метана, углекислого газа, водяных паров, циана…»
«Циана? Но ведь это ядовитый газ! Что было бы, если б Земля попала в такую струю?»
«Ничего. Несмотря на свой эффектный вид, хвост кометы, по нашим земным понятиям, чуть ли не вакуум. В объеме, равном объему Земли, газа столько же, сколько воздуха в пустой спичечной коробке».
«Но это разреженное вещество образует такое красочное зрелище!»
«Как и любой сильно разреженный газ в электрическом поле. И по той же причине. Солнце бомбардирует хвост кометы частицами, которые несут электрический заряд. И получаются как бы светящиеся космические письмена. Только бы рекламные конторы не додумались использовать это – распишут всю солнечную систему своими объявлениями!»
«Ужасная мысль… Хотя, уверен, найдутся такие, которые назовут это торжеством прикладной науки. Но оставим хвост. Скажите, скоро мы достигнем сердца кометы – или ядра, как вы его, кажется, называете?»
«Догонять в кильватер всегда трудно. Не меньше двух недель нужно, чтобы подойти к ядру. Будем идти внутри хвоста и постепенно изучим всю комету в продольном сечении. До ядра еще двадцать миллионов миль, но мы уже кое-что знаем о нем. Во-первых, оно чрезвычайно мало, меньше пятидесяти миль в поперечнике. И не сплошное; похоже, что ядро – это облако из тысяч роящихся частиц».
«Мы сможем проникнуть внутрь ядра?»
«Заранее трудно сказать. Возможно, безопасности ради мы исследуем его через наши телескопы с расстояния в несколько тысяч миль. Но сам я был бы очень разочарован, если бы мы не вошли внутрь. А вы?»
Пикетт выключил магнитофон. Что ж, все верно. Конечно, Мартинс был бы разочарован, тем более, что опасности как будто нет. Как будто? Комета вообще не приготовила никаких каверз, угроза таилась на борту их собственного корабля…
Одну за другой они пронизывали огромные, невероятно разреженные завесы: хотя комета Рэндла теперь мчалась прочь от Солнца, она все еще выделяла газ. И даже когда корабль подошел к самой плотной части кометы, их практически окружал вакуум. Светящийся туман, который простерся на много миллионов миль, почти беспрепятственно пропускал звездный свет. А прямо по курсу яркое пятнышко ядра, подобно блуждающему огоньку, манило их за собой вперед и вперед.
Электрические возмущения в окружающем веществе возросли настолько, что нарушилась связь с Землей. Сигналы их главного передатчика пробивались с трудом, и последние несколько дней космонавты ограничивались тем, что передавали ключом «ОК». Когда корабль вырвется из кометы и возьмет курс на Землю, связь восстановится, а пока они почти так же обособлены, как землепроходцы в старину, когда радио еще не было. Неудобно, конечно, но ничего страшного. Пикетт был даже рад, больше времени оставалось на канцелярию. Хотя «Челенджер» шел к сердцу кометы – путешествие, о котором до двадцатого столетия не мог мечтать ни один капитан! – кому-то надо было вести учет продовольствия и прочих запасов…
Медленно, осторожно, прощупывая радаром пространство во всех направлениях, «Челенджер» проник в ядро кометы и замер там среди льдов.
Фред Уипл, сотрудник Гарвардской обсерватории, еще в сороковых годах угадал истину. Но даже теперь, когда они все увидели своими глазами, трудно было поверить: маленькое – относительно – ядро кометы оказалось гроздью айсбергов, которые, летя по общей орбите, в то же время кружили, меняясь местами. В отличие от ледяных гор земных океанов они не были ослепительно белыми и состояли не из замерзшей воды. Грязно-серые, ноздреватые, словно подтаявший снег, со множеством «карманов» метана и аммиака, они то и дело, нагретые солнечными лучами, извергали исполинские струи газа. Зрелище великолепное, но поначалу Пикетту некогда было любоваться им.
Зато теперь времени хоть отбавляй…
Джордж Пикетт проверял наличные запасы, когда столкнулся с бедой, причем он даже не сразу осознал ее масштабы. Ведь на складе все было в порядке, запасов хватит на весь обратный путь до Земли. Он сам в этом убедился, оставалось только свериться с данными, которые хранились в крохотной – с булавочную головку – ячейке электронной памяти корабля, отведенной для бухгалтерии.
Когда на экране вспыхнули первые несусветные цифры, Пикетт решил, что нажал не тот тумблер. Он стер итог и повторил задание вычислительной машине.
Было шестьдесят ящиков вакуумированного мяса, израсходовано семнадцать, осталось… Ответ гласил: 99999943!
Он пробовал снова и снова – с тем же успехом. И тогда, озадаченный, но еще далеко не встревоженный, Пикетт пошел искать доктора Мартинса.
Он нашел астронома в «Камере пыток» – миниатюрном гимнастическом зале, втиснутом между кладовками и переборкой главной цистерны горючего. Каждый член экипажа был обязан упражняться здесь по часу в день, чтобы мышцы не ослабли в невесомости. Мартинс сражался с набором тугих пружин, и лицо его выражало мрачную решимость. Он еще больше помрачнел, выслушав доклад Пикетта.
Несколько манипуляций на щите управления – и все стало ясно.
– Электронный мозг свихнулся,– сказал Мартинс– Не может даже ни складывать, ни вычитать.
– Ничего, починим!
Мартинс покачал головой. От его обычной вызывающей самоуверенности не осталось и следа. Он больше всего напоминал резиновую куклу, из которой начал выходить воздух.
– Даже его создатели не справились бы. Тут несчетное множество микроцепей, они упакованы так же плотно, как в мозгу человека. Запоминающее устройство еще действует, но вычислитель никуда не годится. Он просто делает винегрет из поступающих в него чисел.
– Что же будет? – спросил Пикетт.
– Всем нам крышка, – просто ответил Мартинс.– Без вычислительной машины мы пропали. Не сможем рассчитать орбиту для возвращения на Землю. Чтобы с карандашом и бумагой сделать все вычисления, понадобилась бы целая армия математиков, да и то ушла бы не одна неделя.
– Но это смехотворно! Корабль в полном порядке, продовольствия и горючего вдоволь, а вы говорите, что мы погибнем из-за каких-то пустяковых расчетов.
– Пустяковых расчетов? – К Мартинсу даже вернулась частица прежней энергии.– Выйти из кометы на орбиту, ведущую к Земле, – это же серьезный маневр, нужно около ста тысяч вычислительных операций. Даже машина тратит на это несколько минут.
Пикетт не был математиком, но достаточно разбирался в астронавтике, чтобы понять, в чем дело. На корабль, летящий в космосе, действует множество небесных тел. Главная сила, которая определяет его движение, – притяжение Солнца, прочно удерживающее все планеты на их орбитах. Но и планеты тянут корабль в разные стороны, конечно, намного слабее. Учесть соперничающие силы, а главное, использовать их, чтобы достичь желанной цели,– пусть до нее не один десяток миллионов миль,– задача головоломная. Пикетт понимал отчаяние Мартинса: ни один человек не может работать без необходимого в его деле инструмента, и нет дела, для которого требовался бы более хитроумный инструмент.
Даже после того, как начальник экспедиции объявил всем о поломке и состоялось чрезвычайное совещание, прошел не один час, пока люди уразумели, что их ожидает. До рокового конца было еще много месяцев, и он казался просто нереальным. Им грозила смертная казнь, но исполнение приговора откладывалось. К тому же за иллюминаторами по-прежнему была великолепная картина.
Сквозь облако пылающей мглы – это облако станет вечным небесным памятником погибшей экспедиции – они видели могучий маяк Юпитера, ярче любой звезды. Что же, если остальные предпочтут покончить с собой сразу, кто-то из экипажа, возможно, еще доживет до встречи с самым рослым из детей Солнца. «Стоит ли прожить несколько лишних недель,– спрашивал себя Пикетт,– чтобы воочию увидеть картину, которую первым в свой самодельный телескоп наблюдал Галилей четыре столетия назад: спутников Юпитера, снующих взад-вперед, будто шарики на невидимой проволоке?»
Шарики на проволоке. Вдруг из подсознания Джорджа вырвалось полузабытое воспоминание детства. Видимо, оно уже несколько дней зрело – и вот наконец проклюнулось.
– Нет! – крикнул он.– Чепуха! Меня поднимут на смех!
«Ну и что же? – возразила другая половина его сознания.– Тебе нечего терять, и по крайней мере, каждый будет занят своим делом, а не думать о продовольствии и кислороде».
Искра надежды лучше, чем безнадежность…
Джордж Пикетт перестал крутить свой магнитофон; уныние как рукой сняло. Он отстегнул эластичный пояс, встал с кресла и пошел на склад искать нужные материалы.
– Такие шутки,– сказал три дня спустя доктор Мартинс, – до меня не доходят.
И он презрительно посмотрел на самоделку из дерева и проволоки, которую держал в руке Пикетт.
– Я знал, что вы так скажете,– миролюбиво ответил журналист.– Но сперва послушайте меня. Моя бабушка была японка, и в детстве я слышал от нее историю, которую вспомнил только теперь, несколько дней назад. Кажется, это может нас спасти. После второй мировой войны устроили однажды соревнование – в быстроте счета состязались американец, вооруженный электрическим арифмометром, и японец с абаком вроде этого. Победил абак.
– Плохой был арифмометр или оператор никудышный.
– Нарочно отобрали лучшего во всех вооруженных силах США. Но не будем спорить. Проведем испытание, назовите два трехзначных числа для умножения.
– Ну… 856 на 437.
Пальцы Пикетта забегали по шарикам, молниеносно гоняя их по проволокам. Всего проволок было двенадцать, это позволяло производить действия над любыми числами от единицы до 999 999 999 999 или, разбив абак на секции, одновременно делать несколько вычислений.
– 374072,– ответил Пикетт почти мгновенно.– А теперь посмотрим, как вы управитесь с помощью карандаша и бумаги.
Прошло около минуты, наконец Мартинс, который, как и большинство математиков, был не в ладах с арифметикой, крикнул:
– 375072!
Проверка тотчас показала, что Мартинс ошибся, хотя умножал в три раза дольше, чем Пикетт.
Удивление, ревность, интерес смешались на лице астронома.
– Кто вас научил этому фокусу? – спросил он. – Я думал, на такой штуке можно только складывать и вычитать.
– А что такое умножение, если не многократное сложение? Я семь раз сложил 856 в ряду единиц, три раза – в ряду десятков, четыре раза – в ряду сотен. То же самое делаете вы на бумаге. Конечно, есть приемы для ускорения, но если вам показалось, что я считаю быстро, посмотрели бы вы на брата моей бабушки! Он служил в банке в Иокогаме. Как пойдет щелкать – пальцев не видно. Он меня кое-чему научил, да ведь с тех пор больше двадцати лет прошло. Я еще только два дня упражняюсь, пока считаю медленно. И все-таки надеюсь, что мне удалось хоть немного убедить вас.
– Еще бы! Я просто поражен. Вы и делить можете так же быстро?
– Почти, надо только руку набить.
Мартинс взял абак, погонял шарики взад-вперед. Потом вздохнул.
– Гениально… Но нас это не выручит, даже если бы на нем можно было считать вдесятеро быстрее, чем на бумаге. Машина в миллион раз эффективнее.
– Я подумал об этом,– ответил Пикетт, теряя самообладание. (Этот Мартинс рохля какой-то, нет у него воли к борьбе. Хоть бы задумался, как управлялись астрономы сто лет назад, когда не было никаких счетных машин!) -Вот что я предлагаю, – а вы скажите, если я ошибаюсь…
Он обстоятельно, не торопясь, изложил во всех подробностях свой план. Слушая его, Мартинс заметно воспрянул духом и даже рассмеялся; впервые за много дней Пикетт слышал смех на борту «Челенджера».
– Вижу лицо начальника экспедиции,– воскликнул астроном,– когда он услышит, что нам всем придется вернуться в детский сад и играть в шарики!
Никто не хотел верить в абак, пока Пикетт сам не показал, как на нем считают. Люди, выросшие в мире электроники, никак не ожидали, что нехитрая комбинация проволоки и шариков способна на такие чудеса. Но задача была увлекательная, а речь шла о жизни и смерти, и они горячо взялись за дело.
Как только инженеры изготовили несколько достаточно совершенных копий грубого оригинала, сделанного Пикеттом, все начали учиться. Основные правила он объяснил за несколько минут, главное была практика, многочасовые упражнения, чтобы пальцы автоматически, без участия мысли, перебрасывали шарики. Некоторые и через неделю непрерывных занятий не смогли развить достаточной скорости и точности, зато другие быстро превзошли самого Пикетта.
Космонавтам снились шарики и проволока, во сне они продолжали считать… Когда они хорошо освоили простейшие приемы, экипаж разбили на группы, которые азартно состязались между собой, совершенствуя свое умение. В конце концов лучшие научились за пятнадцать секунд перемножать четырехзначные числа, и они могли это делать несколько часов подряд.
Все это была чисто механическая работа, которая не требовала большой смекалки, а только навыка. По-настоящему трудная задача выпала на долю Мартинса, и тут ему никто не мог помочь. Ему пришлось забыть привычные приемы работы с вычислительными машинами и составлять задания так, чтобы их механически выполняли люди, совершенно не представляющие себе смысла обрабатываемых чисел. Астроном сообщал данные, они вычисляли по указанной им схеме, и через несколько часов живой математический конвейер выдавал ответ. А чтобы застраховаться от ошибок, две группы работали параллельно и время от времени сверяли свои итоги.
– Итак,– обратился Пикетт к своему микрофону, когда время наконец позволило ему вспомнить о слушателях, с которыми он было навсегда распрощался,– мы создали счетную машину из людей вместо электронных ячеек. Конечно, она действует в несколько тысяч раз медленнее, не справляется с очень большими числами и легко устает, но все-таки делает свое дело. Рассчитать весь обратный путь нельзя, это чересчур сложно, но мы хоть определим орбиту, которая позволит достичь зоны радиосвязи. Как только корабль уйдет от электрических помех, мы сообщим свои координаты на Землю, и оттуда электронные машины подскажут, как нам быть дальше. Мы уже вышли из ядра кометы и не летим к границам солнечной системы. Наш новый курс подтверждает точность расчетов, насколько вообще можно говорить о точности. Правда, корабль еще внутри кометного хвоста, но от ядра нас отделяют миллионы миль, мы больше не увидим этих аммиачных айсбергов. Они мчатся к звездам, в леденящую ночь межсолнечного пространства, мы же возвращаемся домой…
– Алло, Земля… Земля! Вызывает «Челенджер», я «Челенджер»! Отвечайте, как только услышите нас, помогите нам с арифметикой, пока мы не стерли пальцы до кости!


Артур Кларк
суббота, 17 ноября 2018 г.
кароч приколюха! я вчера напился и прям на столе компьютерном написал... копетан эдгар 17:46:46
кароч приколюха! я вчера напился и прям на столе компьютерном написал большими буквами маркером "ЕБАШЬ" :-D­ :-D­ :-D­
показать предыдущие комментарии (6)
15:56:34 копетан эдгар
че за атстой мне тут такого не нада
16:05:27 дикий кот самурай
:-)­ ты прав
16:05:34 дикий кот самурай
Чет не очень
16:06:02 дикий кот самурай
А знаешь почему Слишком женственный
пятница, 16 ноября 2018 г.
Кино Sheppards 14:36:49
Что ж, я побывала на Фантастических тварях. Пошла вчера в кинотеатр, рано (ну как рано, в 8 утра) утром встала, чтобы к 10:00 успеть, а мне говорят, что у них технические проблемы и они не смогут показать. Вчера ходила расстроенная, написала в лс группы, мол будет ли сеанс на завтра (сейчас уже сегодня). А когда мне ответили? Правильно, в 9:45 сегодня, когда я уже билет купила, класс, спасибо)0)
Пересматривала первых Тварей вчера, чтобы вспомнить и проникнуться этим миром, и знаете, что я скажу? Второй фильм разительно отличается от первого. Второй фильм уже больше похож на ГП 4-6 частей (7 и 8 я не смотрела уже, уж больно там все мрачно, все медленно. Я лучше перечитаю лишний раз, чем фильм посмотрю). Но если в ГП всегда можно было обратиться к книге, то тут уж - извольте! Неприятное впечатление от фильма как раз из-за некой мрачности. Да-да, знаю, война и все такое, все создает атмосферу и т.п. И еще отрывочность, обрывистость. То ли экшна много, то ли намеренно так сделали - не знаю. ГП я не смотрела из-за этого, но конечно же, Тварей я продолжу смотреть и ждать. Ага, каждые два года, мне уже 26 будет на момент выхода 5го фильма, ну(
А дальше - спойлеры. Не открывайте, если вам дорого впечатление в кинотеатре, а не дома, скролля беон))0)
Подробнее…Огромное впечатление на меня произвел финал фильма. В смысле Криденс - Аурелиус Дамблдор? Как мама Ро впихнет нового брата Альбуса в канон Гарри Поттера? Но прочитав яростное обсуждение уже просмотревших фильм, я склонилась к мысли (чьему-то там мнению), что все это - игра Гриндевальда. Звучит чрезвычайно логично? Что там Гриндевальд говорил в начале фильма? Только Криденс справится с великим волшебником Альбусом Дамблдором. А как лучше это сделать? Мало того, чтобы привлечь Криденса на свою сторону, нужно его еще как-то настроить против Дамблдора. Это у него получилось. Палочка Криденса - откуда? Без заклинания умудрился почти разрушить скалу? Ну тут, мне кажется, можно объяснить тем, что он все-таки обскур. Очень сильный обскур. Кто знает, на что они способны, ведь никто не пережил своего 10-летия, по словам Ньюта. А может - это ляп, кто его знает. Но я не люблю ляпы в фильмах, предпочитаю хоть как-то их объяснить.
Далее по впечатлениям - Куинни с Гриндевальдом. Я бы написала: "ОГО ДА КАК ОНА МОГЛА ПОСМОТРИТЕ НА ЭТУ ПРЕДАТЕЛЬНИЦУ", но я не могу. Куинни прекрасно можно понять, если постараться. Да и такое развитие персонажа показывает нам его человечность. Она не идеальная, хотя иногда у меня возникала такая мысль при просмотре первой части Тварей. Она - человек. Да и Гриндевальд умеет запудривать мозги своими речами. Немного оффтопа: Деппа я признаю в этой роли. Он прекрасно с ней справился. А заметили отсылку в начале фильма, когда убивают супружескую пару магглов, а потом и их сына? Не-а, ничего не напоминает. Но ситуация тут, на самом деле, страшная. И показывает Гриндевальда и его приспешников безжалостными ко всем магглам убийцами. Коими они, собственно, и являются. Но стоит отдать должное, их речам невозможно не проникнуться. Кто из волшебников не хочет свободы? Та же Куинни последовала за Гриндевальдом потому, что он обещал свободу, которую она так хотела для себя и Джейкоба.
Читала также, что всем показалось странным то, что Куинни в начале фильма околдовала Джейкоба. Типа зачем, он и так ее любит. Да, он ее безумно любит, но Куинни сама дала ответ на этот вопрос. Она хотела замуж, Джейкоб - нет, потому что боялся за нее. В сообществе американских магов же нельзя контактировать с магглами, а тут волшебница хочет замуж за маггла. Вот Куинни и околдовала Джейкоба, чтобы по-быстрому выйти за него, а потом бы сняла заклятие. Не разводиться же им потом.
И все же странно, что Куинни так просто бросила Джейкоба в этом здании с пламенем и последовала за Гриндевальдом. Она же, вроде как, ради него и хочет этой свободы, не? Или ей просто в самом деле нужен был предлог? Как бы то ни было, такое развитие персонажа меня устраивает. То, кого мы считаем идеальными, могут поступать так... по-человечески? Сколько было персонажей - идеальных, неподкупных, действующих всем поперек, но справедливо, и как мы хотели быть такими же. А тут протагонист вступает на тропу, которая так не похожа на его философию. Это, наверно, так же, как если бы Луна Лавгуд сражалась бы на стороне Волдеморта. Как? Почему? Но, как я уже писала выше, Куинни можно понять. И я ее, наверно, понимаю. Не чувствую к ней ненависти или злости. Возможно, она запуталась? Честно говоря, я весь фильм боялась, что убьют ее или Джейкоба, а тут вон оно как вышло.
Джуд Лоу в роли Дамблдора. Что я могу сказать? Для меня - убедительно. ЧЕРТОВСКИ радует, что мама Ро наконец дала ответ на то, почему Дамблдор так уклонялся от битвы с Гриндевальдом. И это не всякие отговорки, мол он все-таки мой бывший друг, соратник, любовь, поэтому я не могу. Нет, тут клятва на крови. ДА, СПАСИБО! Логично и правильно. Все эти недовольства мол почему Дамблдор - профессор ЗОТИ, он же был профессором Трансфигурации, или Макгонагалл, которая была в фильме, но по другим источникам - родилась в 1935 году, тогда как в фильме действия происходят в 1927, лично для меня СОВЕРШЕННО неважны. Мне даже смешно, с какими гневом это все пишут. Нет, ну вам серьезно не наплевать? Про Дамблдора можно что-нибудь придумать - кто ему запрещал быть профессором ЗОТИ до Трансфигурации. А Макгонагалл разве не может быть матерью Минервы?
Мне больше понравился гриффиндорец Маклагген, который так бойко отвечал Дамблдору и даже защищал его от сотрудников Министерства)) ОТСЫЛКА ЗАСЧИТАНА, МАМА РО! И еще классный момент - когда сотрудники Министерства врываются на урок Дамблдора; один из них говорит студентам уходить, а они все дружно смотрят на Дамблдора и ждут его ответа. НЕТ, НУ ВЫ ПОНЯЛИ, КТО ТУТ БАТЬКА, ДАДА??? Дамблдор во все времена Дамблдор со своим авторитетом.
Вообще понравились все моменты, связанные с Хогвартсом. Было приятно вновь увидеть знакомые мантии разных факультетов и уже с полнейшей осознанностью искать цвет своего факультета)) Воспоминания Литы было интересно смотреть. Заносчивые гриффиндорки, травящие слизеринку - это вам не слизеринки, травящие гриффиндорок. На всех факультетах есть неприятные особы, не только на Слизерине *слизеринец негодует*
Ну и конечно же, новые Ньютовы звери, как без них. Тут мне сказать нечего, я лишь восхищаюсь ими всеми. Детишки ниффлера - утю-тю))) Поумилялась я знатно, конечно.
Мурашки по коже шли от момента с пламенем Гриндевальда и борьбой с ним. Это было ООООЧЕНЬ красиво и эффектно.
Для меня момент с открытием челюсти был в финале про Аурелиуса Дамблдора. Но, как писала выше, все-таки я думаю, что все это - большая игра Гриндевальда. Феникс? Что феникс? Разве нельзя любого цыпленка поджечь? НУ ДОПУСТИМ, что все-таки Криденс - Дамблдор, а его мать - тетя Альбуса, Аберфорта и Арианы. Как ее там? Гонория. Теория тоже имеет актуальность и в принципе за уши не притянута. Хотя все эта ситуация с Крид... а, ну ладно.

Итак, мой вердикт?.. Фильм другой по сравнению с первой частью, но хуже от этого он не становится. Я намеренно не хочу искать грехи в фильме, потому что знаю, что их куча. Для меня, прежде всего, этот фильм - возможность по-новому взглянуть на столь любимый волшебный мир и вновь проникнуться этим волшебством, как когда-то у меня это получилось с книгами Гарри Поттера. Заклинания, палочки, Хогвартс, Министерство Магии Франции - о даааа))) В фильме есть и старое, и новое. Еще раз в кино я не пойду, но пересмотрю с удовольствием.

­­


Фига се я полотно накатала.

Категории: Фильм, Мысли
`503 djosolin 06:53:12

Те - кто мыслит стереотипами не способен увидеть истины. Тот кто раз и навсегда что-то решил для себя и не меняет мнения, не слушает другие точки зрения - не способен шагнуть за рамки своего мировосприятия, не способен придать критике собственные суждения. Человек - существо разумное, человек ДОЛЖЕН мыслить критически - я верю, что именно так достигается личностный и общечеловеческий прогресс. Я феминистка, это моё решение, но я поддерживаю далеко не всё. Я феминистка - но феминизм бывает разным - радикальным, либеральным, бывает неофеминизм и так далее. Я женщина и отстаиваю свои права -но они не должны мешать другим людям. Я - чайлдфри, мне просто не нравятся дети - и чем младше - тем сильнее, но обязана признавать, что нынешнее поколения всё же лучше моего - они замечают несправедливость, они не аполитичны, как были мы, они - активные горожане прямо со школьной скамьи. Я уважаю этих школьников за то, что они выбрали бороться - это имеет смысл - их не будут сажать, а принятые меры против детей всегда вызовут резонанс. Я не люблю детей, но дети страны - это очень важно, это новые формирующиеся горожане - поколение, которое будет позже управлять Россией. И что же - эта самая страна позволяет себе такое, как в Кемерово. Да, я не люблю детей... Но мне было страшно, когда я представляла горе их родителей - это не было горем власти - им всё равно что будет после них, родителей убитых детей (именно убитых - равнодушием путинской власти) назвали митингующими/оппози­цией/бузотерами... Мне грустно от того, что люди верят в эту власть и не применяют критического мышления к своим убеждениям. Это как очистка компьютера от устаревших файлов - критически рассматривать собственные тезисы, принципы и суждения нужно регулярно. Я атеистка - я не верю ни в загробную жизнь, ни в Аллаха, ни в Господа - я считаю, что сильному человеку творить беззаконие должен мешать внутренний стержень, а не запугивание карой и наказаниями и обещаниями райской жизни за примерное поведение - но я всегда послушаю человека, чьи взгляды отличны от моих, и ежели я услышу аргументы весомее моих - я должна буду пересмотреть свою позицию, естественно. И я никогда не обижу адекватного религиозного человека - они имеют право верить, пока это не мешает мне - и наоборот, я не верю, но это не должно мешать им. Иногда тяжело достичь этого баланса - но если люди будут добрее друг к другу и мудрее, острые углы соприкосновения свобод противодействущих сторон будут сглажены. Из вышеперечисленного понятно, что в нашей стране я - персона нон грата, такие люди как я здесь совсем совсем нежелательны - самые настоящие "бузотёры", расшатывающие скрепы и лодку и вообще всё вокруг.
Вот ты и основательно познакомился со мной, мой анонимный читатель. Но и это ещё не всё - я еще и патриотка, я люблю Россию - но не поддерживаю действующую власть. Я говорю это сейчас, потому что складывается такое ощущение, что совсем скоро у меня отнимут право высказать это. Однако я не поддерживаю агрессивного разрешения конфликта, хотя все больше и больше мне кажется, что мирным путём в России не получится - и это прискорбно, но власти сами в этом будут виноваты. Я, на данном отрезке своей жизни, лишь хочу быть отсюда как можно дальше, когда это начнётся, пока еще не опустился железный занавес - бежать отсюда. Но ничего для этого не делаю, Анон. Каждый день говорю, что надо что-то делать, а что? Я не знаю. Ни связей, ни денег, неизвестно куда - где мы нужны? Нигде мы не нужны, мой читатель. Не нужны ни своей стране, ни чужой - никому. Посмотри на усталые, изможденные, обозленные лица горожан, неспешно бредущих по серым грязным улицам твоего города или села, и ты поймёшь - мы не нужны уже даже себе.

Мысли критически. Пора просыпаться, Россия.


Категории: Без тега сегодня
четверг, 15 ноября 2018 г.
Из окололиетературных перлов. Бесконечный Дождь 19:15:25
* Он протяжно замычал, застонал, потом издал гортавый влажный звук ртом и попятился в окно.

* Грег подошел к креслу, посмотрел на пылающий камин, поежился и сел в него, пытаясь согреться.

* Сверкнула молния. Пошел дождь. Потом полил. Потом как из ведра, да еще и гроза началась. Не промокнуть было непросто.

* Ее плоть раскрылась и сомкнулась вокруг него, словно это был секретный проект.

* Эмма билась в конвульсиях с удовольствием.

* Джина посмотрела на него расплывчатыми глазами.

* Концерт эротического танца прошел по всему позвоночнику Селины.

* Какая жалость, эх, ну какая жалость, что она не успела вовремя вернуться домой и вздрючить колготки!

* Ей хотелось умереть, но вместо этого она уснула.

* Добравшись до кружевных трусиков, он начал осторожно стягивать их. Тем временем его трусы медленно, но в верном направлении убегали от своего хозяина.
* Он наблюдал, как у нее в голове вращаются шарики, и решил помочь.

* Они потащили ее купаться в бассейн, где Эми всех поразила: выяснилось, что девочка плавает как рыба.
За восемнадцать месяцев жизни в пустыне она, очевидно, успела приобрести кое-какие навыки выживания.

* День клонился к вечеру, но солнце еще вставало.

* Она хлопнула в ладоши и чуть не вывихнула ногу.

* И строго скрючив правый глаз, он посмотрел на нее.

* Его понурившийся член больше не привлекал ее.

* Она охнула и впилась губами в его шею, сжимая одновременно руками всю ту плоть, которой посчастливилось оказаться под ее умелыми руками.

* Юноша вздохнул и нарушил глазной контакт.

* Пойдем выпьем чего-нибудь? — Энни взяла за руку бывшего однокурсника и пошла с ним в кафе мороженное.

* Она посмотрела на отца. А он с любовью оглядывал огромные кучи мусора, обшарпанные стены домов...

* Лиз пищала, как влажный каучук.

* Он проник глубоко в ее тело, и она почувствовала, как оно набухает, наполняясь его мужским началом.

* А она, не покладая уст, все говорила, говорила…

* Ах, как же волновали его глаза ее груди, выглядывающие из-под фантазий модных дизайнеров.

* Влажный пульсирующий холмик между ее ног уже давно вел свою жизнь.

* Внезапная слава автоматически обнесла девушку целым забором поклонников.

* Ее длинные ноги впадали в высокий тяжелый зад.

* Он медленно стоял посреди зала и смотрел прямо на нее…

* Он молча кивнул ноздрями...

* Она эротично поглаживала бокал большими пальцами левой руки.

* Она, превозмогая страх и стыд, взобралась на его бескрайнюю волосатую плоть...

* Почувствовав, как кровь уверенно заструилась по тоненьким артериям пальцев.

* Кровати были покрыты раскошными коричневыми замшелыми покрывалами, по низине которых шла вышивка из черных гербов.

* — Какая красивая шейка, — похвалил мистер Трэверс. — А что под ней?

* Зовут меня Руфина – вот такой дурацкое имя, которым меня одарили родители посмертно!

* Говорят, ее нашли в парке на лавочке с разодранной шеей до локтя.

* С лихим матом вылетали из окон сломанные стулья.

* Его глаза, опьянённые и мечтательные, нашли ближайший диванчик, завалились на него и оглушительно захрапели.

* Он попытался приподнятся на кровати, но один из швов на корсете лопнул и закричал от немыслемой боли.

* Узор балок завораживал, уносил мысли далеко.

* Вдруг, звонок, скорее даже стук в дверь.

* Ди, давая своё согласие, раздвернула свои ноги, давая возможность её возлюбленному проникнуть в неё. Майкл не торопился с этим. Он решил пойти издалека.
* — Как вас зовут, милая юная леди? — Ребекка. А вас? — она совсем таки осмелела. — Какое редькое красивое имя! А меня Кал. Ей сразу понравился этот парень. А его имя почему-то напоминало морской ветер.

* Девушка была заметно беременной, хоть и была на шестом месяце.

* Голос был подобен реву раненого бульдозера.

* Ямка на живота сокращалась, и жар сжал мою промежность, спустившись в холл.

* Он входил в нее, останавливался, затем вновь входил, пока она не почувствовала, что вот-вот разорвется на две половинки.

* Мэри и ее полумертвая подруга направились в госпиталь.

* Солнце неторопливо и лениво выкатывалось из-за крыш домов, которые блистали начищенными окнами и зелёными лужайками.

* С глухим рокотом мозг снова принялся за обдумывание плана побега.

Категории: Поржем ВМЕСТЕ ))
показать комментарии (1)
#ничему жизнь не учит, а Трансформаторная будка . 16:49:32
Дала одногруппнице тетрадь по МДК, чтобы она недостающие темы переписала. Эта с*ка взяла из заболела, а у меня завтра этот предмет. Пиздос, конечно, подарочек. Х*р я ей ещё что-нибудь дам.
Купила наконец-таки мыльцо. Сразу 6 штук за 55 Р. Отдушка просто отвратительна, зато дешево и надолго хватит. Я очень сильно радуюсь <3
Решила на этой неделе ехать домой. Закончу с этими семиклашками, пойду на остановку и махну на 404. Дай бог приедет быстро и не такой забитый, как в прошлый раз. А с Благовещенка до дома на попутке. Аминь.
Во вторник было второе занятие с первашами. Я пыталась научить брать ноту "до" первой октавы. Пыталась изъясняться доступно и надеюсь, что за неделю они научатся ее брать. Вообще начинают с "си", но я ж об этом подумала только когда приехала на занятие. Да пофиг, все равно пришлось бы разучивать. И вообще, это мой первый опыт, ошибки неизбежны!
С третьим классом тоже во вторник занималась. Ниче такие, умненькие ребята, играют, хотя из-за того, что у всех блокфлейта сопрано, звуки сливаются. Предыдущая их учительница учила не так, как я надрючена, поэтому буду перевоспитывать. Надеюсь, у меня все выйдет.
Катька, соседка по комнате, в один день решила свет утром включить: нах*й лампочка взорвалась и у трех комнат свет вырубило. Збс получилось, конечно. В полутьме вчера себе ногти покрывала базой для гель-лака. Теперь они стали крепче и не сломаются. О, нарастила один ноготь с помощью безворсовой салфетки; та ещё дрянь вышла, но на ноготь очень похоже и получилось для второго раза вполне себе неплохо. Теперь надумываю купить трафареты и гель для наращивания и попробовать на ком-нибудь поэкспериментироват­ь. Был бы кто знакомый, я бы с радостью, но в общажке люблю только своих группашей, а нам нельзя с длинными ногтями ходить, эх. Но Зорена уже забила место после экзаменов, чтобы на каникулах с длинными ногтями походить, хехе.
Вчера отнесла в ремонт мамин телефон. Экран поменяли, всё работает. Заказала на него новое стекло, шоб телефон долговечнее был. Вообще была идея его продать и новый заказать, чутка бабосов подкинув, но я об этом маме не говорила. Надо будет этот вопрос обсудить.
В Гостином Дворе открылся магазинчик с мимимишными вещичками. Там есть игрушка Тоторо, но я очень хочу мягкого Нянко-сенсея( На Али заказать - денег нет, и я хочу прям большого, как подушку. Парень, любовь моя щедрая, найдись и купи мне его!
Ох, мне сегодня подфартило. Дз по сольфеджио не сделала, а "пять" за срез получила .D Почаще бы так проносило.
Такая пи*деловка началась на паре сольфеджио между группашкой и кураторшей. Ор выше гор стоял просто. А всё из-за чего? Из-за того, что группашка не пришла вчера зачет сдавать, и начала хамить этой старухе. Млять, короче, и поржали, и побоялись, и ох*ели от жизни.
А в остальном всё так же: хочу любви, денег и каникулы.


Категории: Учёба, Хочу, Радости
R.I.P Vellichor 15:31:55
 Сегодня попрощалась с двумя подругами. Нужно было сделать выбор, и я выбрала себя. Потому что, не хочу быть натянутым полотном между двумя собственницами. Не стану жаловаться, в последнее время обстоятельства складывались так, что этого стоило ожидать. И я была готова.

Не люблю когда мне ставят ультиматум "Либо ты выбираешь меня, либо я ухожу". Чаще всего меня принуждают, выбирать между двумя людьми. Но бывает под горячую руку попадают и мои интересы. В 100% таких случаев я выбираю себя. Это не показатель эгоизма или трусости сделать неправильный выбор, а принцип сформированный личным опытом.
Люди, которые заставляют выбирать между собой и кем-то или чем-то, думают только о себе. Нельзя идти у них на поводу лишь по одной причине, человек почувствует власть. И уже не сможет остановиться. Пользуясь безотказностью другого.
Странно то, что люди делают это не от злобы или обиды, а от любви, даже ревности. Настолько сильной, что невозможно даже представить, что "он будет без меня с кем-то говорить, чем-то заниматься, тоже без меня".
Я отпускаю человека, который хочет от меня уйти. Однако прежде всего стараюсь убедить человека что я не его собственность. Пытаюсь заинтересовать своим увлечением, это не всегда легко, и все же действенно.
15:38:00 Mevarys
Это в каком же возрасте такие "либо либо" актуальны?)
15:42:47 Vellichor
По сути возраст не важен
15:44:07 Mevarys
Да, но в моем окружении ~ моего возраста таких вопросов не поднималось ну оооочень давно
15:45:08 Vellichor
Значит у тебя хорошее окружение, и вы уладили этот вопрос еще ооочень давно
вот так я себя чувствую недели две уже рей скатилась 13:09:59
­Yuuki. 9 января 2009 г. 16:12:48 написала в своём дневнике ­Дневник милой ВампирШи
КУКЛА
Кукла живет вечно..
В ней нет чувств и любви и любви.
и единой мечты..
Она ничувствует ни боли ни страха..
Лишь приказы она выполняет..
Она умрет если прикажут..
Она живет если укажут.
Слишком поздно все поняла она..
Что она в этом мире совсем не одна..
И не стала она слушать приказов..
И выполнять каких то указов.
Не кукла я больше-сказала она
И вселилась в тело адама она
Стала она "ангелом" в небе паря
Н а все живое с неба глядя
Совсем не ангелом было то она..
Внутри все той же куклой живет всегда.
Она смотрит вокруг..
Везде все темно..
А ей все ровно
Земли больше нет и не будет всегда
Лишь дева умирая,паря.
Всем людям сказала она..
Все живое возродится..
Лишь там может очутится..
Где будет желание жить.

Источник: http://lizabozhko.b­eon.ru/4181-189-moi-­2-stiha-ne-sudit-str­ogo-potomu-chto-pisa­los-vse-pol-chetvert­ogo-utra.zhtml
среда, 14 ноября 2018 г.
13.11.18 Энтрери . ADF 13:59:31

burning up

Не мог уснуть. Читал всю ночь. Начало - первые главы три - были интересными, но всё очень быстро скатилось в примитивность. Некоторые ситуации откровенно раздражали и были неприятны. 150 страниц какой-то хрени.
Заставил себя полежать с закрытыми глазами, подремал и почти не чувствовал сна, когда через полтора часа сработал будильник.

Подробнее…Пока собирался, поймал себя на мысли: уже и плевать, что я хуже Ильяса. Мне в целом даже как-то стало плевать. Это принесло облегчение. Я подумал: я такой, какой есть; и если хуже - пускай. Мои друзья любят меня именно за то, какой я есть.
Мне всё равно, что мы с ним не общаемся. Когда-то общались - здорово. Сейчас нет - тоже хорошо. Пусть я и долгое время (полгода) привыкал к этому.

В электричке какой-то парень с медицинского всё время воодушевлённо шмыгал носом. Чуть не врезал ему.

Переходя на Восстания, подумал о Вадиме. Что тот едет с Пушкинской.
На Выборгской он подошёл ко мне, ударив в плечо. Оказывается, ехали в одном вагоне.
Предложил вместо второй пары пойти поесть. Поколебался, но согласился - не завтракал же.

Поболтал с Катей Т. на перерыве лекции. Узнал, что зря в пятницу всё же не поехал; но что сделано, то сделано. Не жалею.
Высказал Леше свое мнение о его поведении по поводу лаб. Он сначала отпирался. Потом сник. Я не хочу давить на кого-либо, но злить меня не надо.

Весь день шёл дождь. Предполагался снег, но погода была слишком тёплой. От промокшей полностью одежды это тепло совсем не ощущалось. Месили грязь и говорили об играх.
Отдал ему его подарок. Он был искренне рад и благодарен. Я успокоился, что не прогадал - побаивался, что всё же промахнусь.
Вадим всё время слал фотки и голосовые своей девушке. Я вспомнил свой прошлый срыв, когда наехал на него по этому поводу. Сейчас же слабое недовольство оставалось, но в целом был абсолютно спокоен. Отчасти потому, что давно не общался.

По дороге к универу сильно захотел кофе. С деньгами туго; но я наплевал и пошёл к кофейне.
Сергей меня сразу узнал, просветлел и тепло поприветствовал. Я поинтересовался, на кого учится. Реклама и что-то с этим связанное; заочка, само собой. "На что ЕГЭ хватило". Я не сдержал усмешки: ему вполне подходит, хотя, признаюсь, предполагал что-то более техническое. Но главное, ему в целом нравится и даже интересно (большей частью, потому что заочка; по его словам, на очке кошмар творится).
Вадим не мог не пошутить: "Ого, ты быстро. Он тебя вне очереди пропустил?".
И кофе всё же он делает отменно.

Спокойно болтали с Настей и Вадимом у аудитории. Удивительное дело: я с Настей никогда особенно близко не общался, но в её обществе чувствую себя очень спокойно и свободно, куда легче, чем, к примеру, с Надей.
Когда пришли нанотехнологи, я заметил Сашу, накинувшего капюшон и отвернувшегося. Я не стал его трогать - в последний раз он признался, его напрягает мой интерес к его положению. Хотя стало смешно: я так могу пугать людей, что они уходят в другой конец коридора?
А вот зачем Ильяс со своими новыми друзьями остановился прямо рядом со мной, я не понял. Мы втроём находились довольно далеко от дверей аудитории, чтобы возле нас толпились. Мёдом там, что ли, намазано.
Стало отвратительно шумно, Настя полезла продолжать свои заигрывания с Ильясом. Я ушёл.

Лектор опоздал. Я стебал Вадима по поводу сообщения его девушки, где та написала "покетики". Настя чуть не плакала от смеха.
Надя призналась, что начала обо мне волноваться. И снова позвала пить. Не знаю зачем, я позвал Настю. Она согласилась. Договорились ориентировочно на выходные.
- Вадим?
- М?
- "Волновые покетики".
- Видишь средний палец?! А второй?! Смотри внимательнее!

Меня самого удивило, но мне даже было приятно. Наверное, от атмосферы смеха и подъёбов, нежели от факов, что он мне прямо в лицо совал.
Настя попросила скинуть лекции по теорверу. "Но я же присылал тебе. - Да, но это были конспекты Циммерман. А я привыкла к твоему почерку и твоим записям. В чьих-то ещё разбираться уже как-то не то".
Я видел, что Ильяс пытался найти где-нибудь место разговора, чтобы вклиниться в него; признаюсь честно, я не давал ему этой возможности. Тогда он ушёл, а я смог поприветствовать Л.
Аня, видимо, уже на отчисление - слишком много пропустила лаб.
Настя попросила сделать ей рисунок. И сказала, тот, что я подарил ей на 1 курсе (по её просьбе), до сих пор у неё висит.

Когда шли ко второму корпусу, занял неудачную позицию: слева Настя с зонтом, время от времени попадающим мне по голове (благо я в капюшоне), справа шатающийся Вадим, заезжающий мне локтем в ребра. Напомнил самому себе Чимина с его "носи свою обувь правильно!", потому что вроде и смеюсь, и бомблю одновременно.

­­


На лекции меня разморило, а на квантах у Барсукова я откровенно спал с открытыми глазами и едва вникал в происходящее. Он несколько раз подходил ко мне в своей манере, что-то поясняя, и мне было немного стыдно за свой остекленевший взгляд и медленно поднимающиеся веки. Как обычно, к концу проснулся.
Группа (вернее, та её часть, что пришла на пару) с укором указала мне: "ну ты же староста, ты должен следить за этим" (когда выяснилось, что я не выслал им материалы по расчётке). Я не стал ругаться, напоминая им, насколько они нихера не делают.
На доп решил не оставаться, понимая, что опять буду спать. Выходя с кафедры, видел собравшихся нанотехнологов. Ильяс снова пытался мне что-то сказать, но я проигнорировал его, попрощавшись с преподом.

Кас не успевал на 19:10, поэтому я решил его подождать, чтобы вместе поехать на 19:38. Он был рад меня видеть, хотя сразу же сказал, что я выгляжу убитым.
Как ни смешно, но обсуждать было как-то нечего.
Когда он пытался застегнуть рюкзак, в который было напихано несметная гора всего (с шавой сверху), и, когда победа была так близка, на застегнутом участке разошлась молния, в моей голове самопроизвольно заиграла Not Today.
На Ижорском заводе появились два свободных места - крайних, через спинку. Поржали, но сели, продолжая говорить через сидение. В Колпино уже сели рядом, а справа от меня оказался тот парень из моей школы, у которого восточная - какая-то корейская - внешность. Мне показалось, меня он тоже узнал: всё же, мы живём неподалёку друг от друга, судя по тому, как часто я его вижу.
Кас пересказывал их лекцию по философии, о капитализме и его психологии, о замене всего на товар, на неумение людей разграничивать работу и досуг. Какой-то мужик по соседству откровенно грел уши, с интересом смотря на нас.
Я: А, да, читал, что это плохо. Люди переносят работу в дом, поэтому не могут больше отдыхать дома по-настоящему.
Кас, с укором на меня смотря: Ну молодец, ты сам себе всё проспойлерил. И о чём мне теперь тебе рассказывать?


Пришедшая вчера в голову мысль не отпускает. Я снова не знаю, какой туда вписать сюжет, но сама идея меня завораживает. И быть может - я всё же начну её воплощать. Скорее всего, до конца не доведу - ну и что? Равно как и от того, что мне некому это будет показать. Мне хочется даже больше для себя. Звучит (и выглядит в голове) красиво.
Только стоит вспомнить о важной составляющей: в моём творчестве должна быть цель.

­­


Категории: День, Учеба
. makova 11:54:58
Когда дело касается выбора шмоток, у меня есть всего два агрегатных состояния. В первом я мамкин панк, во втором шальная императрица.
Будь мой бюджет неограничен, проблема отпала бы сама собой, но это не так.
Приходится балансировать на тонкой грани между стилями модного бомжа и городской сумасшедшей. Ох уж эти #проблемыбелыхлюдей­
P.S. надеюсь я смогу одеться на зиму до того как мои уши отвалятся, и их сожрут бродячие псы


Категории: Nota bene, Потреблядство
, понтий песат 08:31:44
Очень бы хотел на пару вечеров плотненько засесть в дотку. Но ноут так и не починил. Ближайшим авансом надеюсь порадовать себя покупкой игр в пс сторе чёрная пятница как никак
Как быть с компом вообще хз денег нет таких